одной строкой

У пруда в Лианозове 80 лет назад

На берег этого Большого пруда в Лианозове я пришёл вместе с родителями ровно 80 лет назад. Когда бываю здесь, память возвращает меня в любимую страну моего детства. Был тогда здесь еще один малый пруд — музыкальный. Туда мы пробирались, чтобы послушать голосистых зеленых лягушек. После купания в прохладной водице радостно обсыхали на травке. Но порой и проливали слёзы, оттого что кто-то неизвестный запрещал нам купаться в пруду. А этот, Большой пруд, был окутан тайной.

На дальнем его берегу стояла полуразрушенная церковь, и заходить дальше пруда было запрещено всем. Нет, не висели на деревьях объявления, а просто почти под каждым кустом прятались рослые дядьки.

Они были одеты в одинаковые тёмные костюмы и даже в жару не снимали ни шляп, ни галстуков. Преграждая путь грибникам, молча показывали руками обратное направление. Где-то там, за подлеском, жил на даче сам Ворошилов — боевой нарком. Сейчас, живя в Алтуфьеве, я частенько прихожу гулять на берег Большого пруда.

За последние несколько десятков лет все здесь неузнаваемо изменилось. С мостика, переброшенного через МКАД, теперь безбоязненно можно посмотреть на те, недоступные когда-то, запретные дали с разноцветными крышами коттеджей. Именно там и стояла загородная дача Народного комиссара Ворошилова. Изменился и облик стариной церкви, возведённой здесь еще два столетия назад. Возле неё всегда много прихожан и просто любителей прогулок по берегам очищенного и углубленного пруда, куда летом слетаются сотни чаек и диких уток…

Вячеслав Кругликов